Старое и новое. Как изменилась структура российского рынка ИТ-услуг

В 2014 г. совокупный сегмент системной интеграции остался крупнейшим на рынке ИТ-услуг в России (42%), а доля аутсорсинговых услуг выросла почти до 18% из-за того, что темпы падения спроса на эти услуги были незначительными.

 

Однако за последние два года ситуация изменилась. Аналитик IDC Россия и СНГ Василий Агапов полагает, что, опираясь на итоги 2015 г., можно с уверенностью говорить: российский рынок ИТ-услуг теперь в большей степени ориентируется на сервисную модель развития — XaaS (все как сервис, маркетинговый термин).

 

«В условиях неблагоприятной экономической обстановки, когда компании стремятся сокращать капитальные расходы, доля традиционных направлений, связанных с внедрением нового оборудования и ПО, снижается, в то время как объем услуг, предоставляемых „как сервис“, наоборот, растет», — подчеркивает Агапов.

 

Главным фактором, изменившим структуру рынка услуг, стал, несомненно, кризис. По оценкам директора по маркетингу ГК «АйТи»Дмитрия Ведева, речь идет прежде всего о том, что происходило в 2014–2015 гг.

 

«Системная интеграция, на мой взгляд, оказалась одним из самых пострадавших сегментов, — уточняет Дмитрий Ведев. — И дело тут не только в кризисе, но и в целом в последствиях той трансформации, которую переживают корпоративные ИТ на современном этапе технологического развития. Прежде всего это связано с тем, что переход на облачные и гибридные инфраструктуры информационных систем, а также на арендную модель пользования приложениями снижает потребность в услугах интеграции со стороны заказчика, переводя ее (интеграцию) на сторону провайдеров облачных услуг. Очевидно, что эта тенденция будет только усиливаться».

 

При этом если говорить о влиянии именно кризиса на рынок ИТ-услуг в целом, то тут, по мнению директора по маркетингу ГК «АйТи», «все очевидно»: «Сокращение ИТ-бюджетов привело к урезанию, а то и обнулению расходов на развитие ИТ и, значит, сокращению закупок компонентов новой ИТ-инфраструктуры, системного и прикладного ПО. Соответственно стал меньше и объем востребованных на рынке услуг интеграции. Аналогичная ситуация и с рынком ИТ-консалтинга. Крупные консалтинговые проекты обычно связаны с разработкой новой ИТ-стратегии, стратегическим развитием ИТ-систем, объединением ИТ при слияниях и поглощениях — всего этого в кризис становится меньше. Ну и ИТ-учеба тоже переживала в 2015 г. непростой период — ведь расходы на развитие и обучение персонала в тяжелых финансовых условиях одними из первых попадают „под нож“. Однако здесь мы видим потенциал роста за счет все большего совершенствования технологий дистанционного обучения. Применение „дистанта“ позволяет снизить расходы на обучение одного человека, но, с другой стороны, охватить учебой гораздо большее число сотрудников компании. В случае же массового обучения территориально распределенных компаний и госструктур дистанционной форме сегодня практически нет альтернатив».

 

Сложившуюся ситуацию лучше всего иллюстрирует изменившаяся структура оборота крупных интеграторских компаний. Например, оборот группы компаний «Техносерв» в 2015 г. вырос на 14,7% и составил 51,8 млрд. руб. И основной вклад в этот результат внесли системная интеграция (67%), сервис и аутсорсинг (21%), консалтинговые услуги (11%). Однако два года назад доля системной интеграции в обороте ГК составляла 90%. По словам директора по сервису и аутсорсингу «Техносерва» Никиты Дергилева, особым драйвером развития компании сегодня стало направление по предоставлению ИТ-услуг и аутсорсинга. В 2015 финансовом году оно выросло более чем на 25%.

 

«Сегодня на рынке многие заказчики перешли в режим жесткой экономии и оптимизации, часть новых проектов свернута или расходы на них ограничены, — рассказывает Дергилев. — Конечно, это отразилось на интеграционных, поставочных проектах, объемы этого бизнеса постепенно снижаются. Заказчики также стараются экономить на обслуживании, сокращая соответствующие бюджеты. В то же время отказаться от сопровождения полностью они не могут. Поэтому, с одной стороны, происходит поиск оптимальных путей, с другой стороны, часть заказчиков рассматривает вопрос перехода на новую инфраструктуру, требующую меньших затрат на сопровождение».

 

При этом, по его мнению, нехватка средств на развитие — не единственный фактор. Заказчики все чаще поглядывают в сторону аутсорсинга и облачных продуктов.

 

В компании Softline ситуация в целом похожа на представленную IDC картину. Однако, поскольку в компании есть собственный учебный центр, доля ИТ-обучения остается достаточно высокой. По итогам 2015 г. проектные услуги в Softline составили чуть более 50%, затем идет ИТ-обучение — около 25%, далее следуют облачные услуги, разработка заказного ПО и «совокупный аутсорсинг».

 

«Сейчас мы видим, что все больше клиентов интересуются облачными услугами, начиная с самых простых — скажем, таких как перенос инфраструктуры в облако, — рассказывает руководитель департамента сервисов и технической поддержки управления сервисов группы компаний Softline Дмитрий Исаев. — Причем этим интересуются даже те клиенты, которые раньше к облакам относились скептически. Например, проектные институты с высоконагруженными системами автоматизированного проектирования лишь недавно стали всерьез рассматривать такую возможность. На наш взгляд, такая ситуация обусловлена прежде всего экономическими факторами. С одной стороны, компании стремятся переводить капитальные затраты в операционные, растягивая платежи за инфраструктуру на длительный период. А с другой стороны, снижается курс национальной валюты. Поскольку оборудование и ПО по-прежнему преимущественно импортного „происхождения“, такое снижение влечет пропорциональное удорожание закупки „железа“. А облачные услуги российских провайдеров номинированы в рублях и соответственно, если и выросли, то не столь значительно».

 

По мнению директора по развитию продаж ГК «Системные Технологии» Алексея Боррото-Якубовского, сегодня «системная интеграция в абсолютном выражении осталась на том же уровне, что и ранее, но „в доле“ снижается за счет развития других ИТ-сервисов».

 

«ИТ-услуги дрейфуют в сторону централизации, — считает он. — Например, наша система „ST-Чикаго“ за последние годы претерпела изменения: от множества разрозненных серверов до единого, с которого управляется весь проект. Благодаря такой архитектуре появились совершенно новые ИТ-сервисы: централизованное и, что самое главное, контролируемое обучение сотрудников, централизованная постановка задач, контроль над их выполнением, более оперативное поступление информации от удаленных подразделений. Если раньше требовались небольшие серверы или ПК для каждого удаленного подразделения, то сейчас появились профессиональные отказоустойчивые центры обработки данных. Эта услуга наряду с облачным трендом (размещением сервисов в облаках) сейчас набирает обороты. 40% наших заказчиков размещают свои данные в дата-центре компании „Системные Технологии“. И динамика этого растет».

 

По словам технического директора компании Caravan Дмитрия Канаева, если говорить о рынке услуг на базе ЦОДов и облаков, то можно выделить несколько ключевых факторов влияния. Это падение рубля, курс России на импортозамещение, поправки к закону «О персональных данных», развитие технологий виртуализации и СХД.

 

«Снижение курса рубля привело к сокращению ИТ-бюджетов компаний, — поясняет Канаев. — Одни отказались от строительства собственного ЦОДа, воспользовавшись предложением коммерческого, другие — перешли с иностранного хостинга на российский. В результате обострившейся конкуренции наши провайдеры стали совершенствовать техподдержку, пересматривать продуктовые портфели, тарифные планы, SLA. Закон о локализации персональных данных россиян в РФ временно повысил спрос на услуги наших хостинг-провайдеров. Бизнес, особенно иностранный, действительно переносил свои серверы и информацию в облака и ЦОДы в России. Сейчас влияние этого закона на рынок сохраняется, но постепенно снижается. Курс правительства на импортозамещение переключил внимание ИТ-сообщества на отечественные разработки. Одни провайдеры стали внедрять услуги на базе азиатских аналогов западных продуктов, а также open-source-решений (прежде всего SaaS-сервисы). Другие, включая нашу компанию, внедрили платформу виртуализации на базе проприетарного решения международного разработчика с российскими корнями. Среди технологических драйверов услуг на базе ЦОДов и облаков я бы выделил прежде всего развитие технологии виртуализации и совершенствование твердотельных накопителей (SSD). Последние являются дорогим, но эффективным способом ускорения обработки информации. Немаловажно также развитие программно-определяемых хранилищ данных (SDS). Они заметно снижают общую стоимость хранения информации и облегчают переход к облаку».

 

Партнер компании AT Consulting Андрей Солодилов отмечает, что в ситуации, когда компании активно сокращают ИТ-бюджеты, особенно это касается затрат на покупку зарубежного оборудования и лицензий на программное обеспечение, они в целях экономии стремятся отдать как можно больше ИТ-сервисов на аутсорсинг.

 

«Работы у нас меньше не становится, но клиенты занимают более жесткую позицию в плане цены, — не скрывает Андрей Солодилов. — В первую очередь компании режут расходы на закупку нового оборудования и лицензий на зарубежное ПО, так как именно эти сегменты сильнее зависят от курса национальной валюты. Перед тем, как что-то купить, компании тщательно анализируют необходимость этого. Не будет сокращаться количество заказов на поддержку и развитие жизненно важных для клиентов ИТ-систем. Но и на это они готовы тратить на порядок меньше, чем раньше».

 

По мнению менеджера по маркетингу ИТ-услуг компании Fujitsu Россия Анатолия Третьякова, сегодня достаточно сложно объективно оценить, какие направления пошли в рост, а какие сдают позиции.

 

«В этом году авторитетные обозреватели указывают на значительное влияние на ИТ-сферу, да и на другие отрасли, колебаний курса доллара относительно других национальных валют, и это драматически повлияло на изменение показателей объемов и роста не только по российскому рынку (поскольку в долларах или евро это в некоторых случаях составляет десятки процентов), — поясняет Третьяков. — Опираясь на отчеты Gartner по нашему региону, и на основании взаимодействия с прямыми клиентами и партнерами мы можем сказать, что наиболее востребованными услугами остаются ИТ-аутсорсинг, интеграция, ИТ-консалтинг. И совсем малую часть занимает техническая поддержка HW/SW1. Наибольший рост (правда, в рублях) показывает ИТ-консалтинг, техническая поддержка ПО, ИТ-аутсорсинг, интеграция. Спрос на техническое сопровождение HW постепенно сокращается».

 

По оценкам Анатолия Третьякова, за последние два-три года в условиях жесткой экономии у многих заказчиков возникла необходимость укрепить существующую ИТ-инфраструктуру.

 

«При этом многие отходят от постепенного наращивания мощностей за счет апгрейда имеющегося парка оборудования и все чаще рассматривают современные, в некоторых случаях инновационные, комплексные решения, обеспечивающие поддержку „цифровой трансформации“ бизнеса, обработку больших данных и использование ключевых технологических трендов, таких как мобильность, облака, социальное взаимодействие, — рассказывает он. Распространение и развитие облачных сервисов требует интеграции их с существующими традиционными ИТ-системами. Развитие сетей передачи данных позволяет пересмотреть возможности организации мобильных рабочих мест, общих центров компетенции и удаленных точек обслуживания с использованием устройств дополнительной виртуальной реальности. Подобная гибкость и доступность информации выводит на новый уровень и услуги информационной безопасности и организации схем аутентификации пользователей».

 

А вот по словам вице-президента группы компаний ЛАНИТ, генерального директора компании «ЛАНИТ-Интеграция» Мурата Маршанкулова, структура российского рынка ИТ-услуг существенно не изменилась, все основные тенденции предыдущего года сохранились.

 

«По-прежнему лидирующие позиции занимает системная интеграция, — напоминает Маршанкулов. — Усилилась конкуренция между поставщиками ИТ-услуг во всех сегментах рынка. Чтобы сохранить свои позиции, некоторые игроки были вынуждены снизить уровень рентабельности. Изменение курса рубля привело к снижению спроса на поставки нового оборудования. Значительно выросло число проектов по установке и оптимизации решений, закупленных до кризиса».

 

Согласен с коллегой технический директор АМТ-ГРУП Максим Мамаев: «На наш взгляд, структура российского рынка ИТ-услуг не претерпела существенных изменений. Например, в обороте нашей компании услуги системной интеграции составляют 53,6% всех услуг, причем эта доля не меняется по сравнению с 2014 г. В целом на ИТ-услуги приходится 41,4% оборота АМТ-ГРУП, хотя еще год назад они занимали 34,5%. Этот рост обусловлен как некоторым сокращением объемов поставок оборудования (из-за осложнения экономической ситуации), так и нашим стремлением к увеличению доли услуг в обороте».

 

В плюс

 

Согласно данным IDC и компаний-интеграторов, наибольший рост по итогам 2015 г. продемонстрировали направления, связанные с облачными технологиями, а также ИТ-аутсорсинг. Казалось бы, ничего неожиданного нет. Однако в этой общей тенденции есть интересные нюансы.

 

«Как ни странно, быстрее всего растут продажи одновременно облачных услуг и аппаратного обеспечения — фактически они удваиваются год к году, — подчеркивает Дмитрий Исаев. — Получается, что несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране, наши клиенты нуждаются в развитии своей ИТ-инфраструктуры и готовы как строить ее на своих площадках, так и переносить в облако провайдера. При этом рост прочих ИТ-услуг не столь значительный».

 

Никита Дергилев говорит о том, что в настоящее время растет спрос именно на облачные решения, а также сервисные продукты. При этом темпы замедляются в связи с текущим экономическим положением.

 

По оценкам Мурата Маршанкулова, ситуация на российском рынке не отличается от общемировой: увеличивается объем консалтинговых услуг, связанных с доработкой ИТ-сервисов и приложений под требования бизнеса. Востребованы услуги хостинга: colocation2, различные сервисные модели облачных услуг.

 

Дмитрий Канаев также считает, что в России по-прежнему требуется аутсорсинг ЦОДов. «Сейчас, например, colocation — наиболее простой способ для работающих в России иностранных организаций соответствовать закону „О персональных данных“, — уверяет Канаев. — Высокий спрос на эту услугу мы отмечаем также у масштабных интернет-проектов и крупных компаний, которые динамично развиваются. Ведь объем обрабатываемых ими данных увеличивается. Вместе с ним растет потребность в новых серверах, а также в месте для их размещения, установке, обслуживании. От того, насколько быстро и качественно это будет реализовано, зависит успех бизнеса. С учетом сокращения ИТ-бюджетов, подорожания западных систем colocation теперь более выгодный путь, чем создание собственной площадки. Провайдер обеспечивает клиента уже готовым решением по фиксированной ежемесячной цене. Причем некоторые ЦОДы, включая наш, организованы по модульному принципу и позволяют вводить мощности поэтапно, по мере необходимости».

 

Технический директор компании Caravan отмечает также стремительный рост популярности публичных облаков (прежде всего IaaS, SaaS, BaaS).

 

«Например, выручка нашего центра облачных решений увеличивается на 60–65% ежемесячно. А среднегодовые темпы развития всего облачного рынка России, по данным Odin (бывшее облачное подразделение компании Parallels), в ближайшие три года составят 20%, — рассказывает Дмитрий Канаев. — Облака способствуют уменьшению операционных и капитальных ИТ-расходов в среднесрочной перспективе. Компании могут арендовать у провайдера вычислительные ресурсы в нужном им объеме и в удобное время. А в ряде случаев — управлять ими самостоятельно. Основной заказчик публичных облаков — СМБ-сегмент. Но иногда потребность в них возникает и у крупных организаций, которым необходимо решить конкретную задачу в определенные сроки. Например, сервисам покупки билетов и кинотеатрам облака помогают справиться с сезонными пиками продаж, разработчикам — создавать и тестировать новый ИТ-продукт. Хранение данных на площадке провайдера повышает потребность в их физической и информационной безопасности. Поэтому сейчас активно развиваются сервисы копирования и восстановления данных (BaaS), услуги по защите от несанкционированного доступа к информационным ресурсам и DDos-атак, созданию/мониторингу многоуровневых систем доступа в зону с серверами, резервированию каналов связи. Для обеспечения последнего, в частности, провайдеры организуют в ЦОДе точки присутствия международных операторов связи».

 

По мнению Алексея Боррото-Якубовского, спрос растет на облачные технологии и удаленное обучение. «„Системные Технологии“ автоматизируют управление дистрибуцией от Калининграда до Владивостока, мы вспоминаем романтические времена, когда нам приходилось высылать внедренцев в каждый город, а их число могло достигать 200–300, — ностальгические ноты звучат в словах директора по развитию продаж ГК „Системные Технологии“. — Сейчас многие проекты внедряются удаленно и выезжать требуется куда реже. Это стало возможным благодаря централизации ИТ-инфраструктуры и появлению сервисов гарантированного удаленного обучения. Мы не просто проводим онлайн-курс для удаленного сотрудника, но и пишем электронные тесты, которые позволяют нам выявить, усвоил он материал или нет. Популярен и формат вебинаров как более интерактивный: можно сразу задать вопрос и получить на него ответ».

 

Алексей Боррото-Якубовский считает, что сегодня самый яркий тренд — сопряжение ИТ-услуги с консалтингом по организации бизнес-процессов, чтобы их автоматизация принесла наибольший эффект. «В этом скрыт огромный потенциал развития бизнеса заказчиков, — считает он. — Мы часто говорим, что при автоматизации хаоса получается автоматизированный хаос. В таком случае на первый план выходят услуги, связанные с приведением бизнес-процессов заказчика в тот вид, при котором автоматизация даст не десятки, а сотни процентов».

 

Руководитель отделения аутсорсинга бизнес-процессов в компании IBS Виктор Комар напоминает: рост спроса на сервисные услуги можно считать глобальным трендом.

 

«Связан он с тем, что даже лучшие „мозги“ в бизнесе уже не успевают за скоростью изменения технологий — они развиваются очень быстро, — поясняет Комар. — Даже подкованным в ИТ топ-менеджерам необходимы консультанты, „помощники“ с глубокой технологической экспертизой. Выхода здесь два. Первый — нанимать и растить собственную команду, но это имеет смысл, как правило, в большом бизнесе — да и здесь целесообразность данного подхода постепенно уходит. В среднем и малом бизнесе это слишком дорого. К тому же для профессиональной команды недостаточно мотивации и интересных проектов. Поэтому второй выход — отдавать ИТ на всех уровнях управления в аутсорсинг, и популярность такого подхода растет. Что касается спроса на конкретные сервисы, основным драйвером здесь можно считать локальную экономическую ситуацию и оптимизацию бюджетов. Мы наблюдаем рост популярности услуг, позволяющих сэкономить средства и выжать максимальный результат из существующей инфраструктуры. Это может быть ремонт, обслуживание, модернизация, использование внешних ЦОДов и облачных хранилищ вместо покупки „железа“, внедрение новых малоизвестных, но недорогих систем, использование существующих решений под новые задачи. Довольно распространенный пример — адаптация системы обработки ИТ-запросов ServiceDesk для оформления пропусков, заявок на ремонт автомобилей и т. д.)».

 

По словам Максима Мамаева, растет спрос на те услуги, которые позволяют компаниям выполнять тот же самый объем работ (который в кризис не уменьшается) при значительном сокращении бюджета (и зачастую штата). «В первую очередь речь идет о передаче части функций ИТ-служб на аутсорсинг. В качестве примера можно привести услуги центра мониторинга и реагирования на инциденты ИБ (Security Operation Center, SOC). Основная задача нашего SOC — создать условия, при которых клиент в условиях кризиса сможет сократить большие CAPEX-затраты, увеличив OPEX-расходы, — говорит Мамаев. — Помимо этого ИТ-службы в условиях дефицита бюджета ищут способы повысить эффективность работы существующей инфраструктуры и внедренных ранее систем без обновления парка оборудования. Это приводит к росту интереса к таким услугам, как аудит ИТ-инфраструктуры (для определения наиболее эффективных путей ее модернизации), а также внедрение различных средств мониторинга и контроля качества. И если раньше заказчиков, в основном, волновали технологические вопросы — правильность построения и качество работы инфраструктуры, — сегодня фокус смещается в сторону ИТ-сервисов, поддерживающих бизнес-процессы компании. Соответственно комплексные услуги по анализу, увеличению и контролю эффективности ИТ-систем также внесут свой вклад в органический рост рынка ИТ-услуг».

 

«Если говорить о „выигравших“ или, по крайней мере, „непроигравших“ сегментах сервисного рынка, то в первую очередь можно отметить услуги поддержки и сопровождения информационных систем, а также заказную разработку и тестирование корпоративного софта, — уверяет Дмитрий Ведев. — Если ИТ-расходы на развитие сократились, то бюджеты поддержки не только не уменьшились, но и немного выросли для компенсации повышения стоимости зарубежных компонентов из-за роста обменного курса. Да, многие предприятия сегодня не готовы вкладывать деньги в развитие, но везде без исключения требования к работоспособности и надежности уже существующих систем остаются очень высокими».

 

Директор по маркетингу ГК «АйТи» считает стабильным спрос на заказную разработку и тесно связанные с нею услуги по тестированию информационных систем. Связано это с необходимостью автоматизации целого ряда задач и процессов.

 

«Идущая сегодня „цифровизация“ бизнеса, особенно в таких сферах, как банковские и финансовые сервисы, телеком, торговля, массовое обслуживания (включая госуслуги), требует быстрых адаптационных изменений информационных систем при обеспечении высокой надежности их работы, — поясняет Дмитрий Ведев. — Например, банки или операторы связи практически ежемесячно выводят на рынок пакеты услуг, внедряют новые элементы дистанционного, в том числе мобильного, обслуживания. При этом время go to market для новых услуг все время сокращается. Поэтому заказчикам, наряду с оперативной разработкой систем, пользовательских приложений и интерфейсов, следует вносить изменения в свои бизнес-процессы, проводить нагрузочное и другие виды тестирования выводимого на рынок ПО».

 

В минус

 

Наряду с растущими сегментами есть и падающие. В IDC отмечают, что в 2015 г. отрицательную динамику показали сегменты системной интеграции, ИТ-консалтинга, а также ИТ-обучения и тренингов. Впрочем, с подобным утверждением согласны далеко не все интеграторские компании. Так, например, многие отметили рост некоторых сегментов сферы ИТ-обучения.

 

Вообще же о «падающих» направлениях эксперты рынка говорят с меньшим энтузиазмом, чем о растущих или перспективных.

 

По словам Мурата Маршанкулова, в связи с кризисом небольшой равномерный спад наблюдается по всем направлениям. «Я думаю, к концу текущего года ситуация стабилизируется», — полагает он.

 

«Мы не замечаем какого-либо сокращения спроса на услуги, предоставляемые нашей компанией. Растет все, но разными темпами, — уверяет Дмитрий Исаев. — Средний рост по ИТ-услугам составил около 30% относительно прошлого года».

 

Никита Дергилев считает, что снижается спрос на классическую поставку оборудования.

 

Виктор Комар говорит о том, что на второй план отходят услуги по поставке и обслуживанию нового дорогостоящего оборудования, в условиях сегодняшней неопределенности крупные долгосрочные инвестиции делаются неохотно.

 

По мнению Алексея Боррото-Якубовского, сокращается спрос на так называемые виртуальные услуги, или «мифический» функционал. «Раньше в угоду моде или „мыльному“ тренду все стремились поглотить как можно больше ИТ-услуг и функционала, не задумываясь об эффективности его внедрения. Сейчас компании из-за ограничений, в том числе и кризисных, стали более осознанно подходить к выбору функционала. Заказчики лучше понимают свои потребности: стремятся внедрять не „все и сразу“, а только то, что принесет эффект „здесь и сейчас“. Они подключают функционал постепенно, и проекты становятся более стройными. Рынок стал более конкурентным, невостребованные услуги никто не заказывает даже в угоду моде», — уточняет Боррото-Якубовский.

 

Что дальше?

 

Аналитики IDC уверяют, что сегодня одним из наиболее актуальных путей развития компаний становится концепция цифровой трансформации, которая предполагает использование облачных вычислений, аналитики, мобильных технологий, социальных сетей и больших данных для улучшения работы с клиентами и партнерами, повышения производительности труда, изменения внутренних процессов и работы с информацией.

 

«Решение данных задач с помощью современных технологий („Третьей платформы“ по таксономии IDC) будет стимулировать развитие российского рынка ИТ-услуг в ближайшие несколько лет», — подчеркивает Василий Агапов.

 

Российские интеграторские компании с большим воодушевлением говорят об услугах, которые только появляются или могут появиться на российском рынке.

 

«Бизнесу теперь неинтересны „чистокровные“ ИТ-услуги как нечто локальное, замкнутое на себе — они уступают дорогу бизнес-сервисам на основе ИТ, — рассказывает Виктор Комар. — Заказчиков интересует эффективность применения ИТ, на практике они сталкиваются с большим числом неудачных ИТ-проектов. Гораздо понятнее для них заплатить за бизнес-выгоду или за бизнес-сервис на основе ИТ, а не за сами ИТ-решения. Пример из практики IBS — новая услуга HR-аутсорсинга. Заказчик приобретает не технологию или ИТ-систему, хотя она и лежит в основе услуги. Заказчик покупает конкретный бизнес-эффект — удешевление массового найма сотрудников и всех транзакционных HR-процессов с помощью ИТ. Именно такие услуги с добавленной бизнес-стоимостью будут появляться и пользоваться все большим спросом. Среди подобных сервисов можно назвать ведение НСИ для заказчика или оцифровку документов и др.».

 

В IBS отмечают следующую тенденцию: заказчики начинают по-другому оценивать вложения в сервис. «Несмотря на то что психологически легче и привычнее купить некий „осязаемый“ предмет, чем конечную во времени услугу, клиенты перестраиваются, — рассказывает Виктор Комар. — Внимательно просчитав „за“ и „против“, компании все охотнее обращаются именно к сервисам, т. к. это зачастую выгоднее, чем покупать решение. Соответственно сервисная составляющая в бюджетах растет или стремится к росту, хотя сами бюджеты практически не растут. Но есть и обратный, сдерживающий фактор. В связи с ростом валютного курса увеличились расходы на обслуживание „железа“. Это „съедает“ часть средств, которые клиент мог и хотел бы потратить на сервис. Чтобы минимизировать влияние этого фактора, компании ищут более доступные заменители ИТ-решений — как западные, так и отечественные».

 

Мурат Маршанкулов полагает, что, скорее всего, нас ожидает очередной виток развития облачных технологий. «Российские заказчики начнут проявлять интерес к новым видам услуг, которые пока востребованы только за границей, — например, аутсорсинг бизнеса с размещением бухгалтерии в облаке. На рынок разработки заказного ПО влияет государственная политика в области импортозамещения: заметные преимущества получили ведущие российские разработчики ПО — сейчас они активно выпускают новые версии своих продуктов».

 

По мнению Дмитрия Канаева, хорошие перспективы у облачных продуктов для унифицированных коммуникаций (конференц-связь, IP-телефония), а также у специализированных SaaS-сервисов.

 

«Прежде всего это ERP-модули и отдельные системы для управления производственными, трудовыми ресурсами, цепочками поставок, проектами, отношениями с клиентами, структурирования/анализа данных для принятия решений, ведения налогового и бухгалтерского учета. Отмечу, что на рынке уже появился ряд интересных продуктов, созданных российскими разработчиками на базе открытого исходного кода, — говорит Канаев. — Однозначно будут развиваться дополнительные сервисы, предоставляемые с публичным IaaS-облаком. В первую очередь это резервирование и восстановление данных, защита доступа к ресурсам. Причем в этой сфере тоже известны конкурентоспособные решения, произведенные в России. Не исключаю также, что со временем некоторые провайдеры перейдут с проприетарной платформы виртуализации на open-source-решение. Освободившись таким образом от валютных отчислений по лицензиям, они смогут снизить стоимость собственных услуг».

 

Директор департамента системных инженеров группы компаний «Компьюлинк» Александр Белов полагает, что курс на импортозамещение, который стараются поддерживать многие компании, стимулирует появление множества трендов на рынке системной интеграции. «Скорее всего, будут востребованы услуги по интеграции российских продуктов с западными решениями, — считает Белов. — Пока таких предложений немного, но самим разработчикам и их российским заказчикам могут потребоваться заключения опытных интеграторов относительно совместимости того или иного продукта с существующей у клиента инфраструктурой. ГК „Компьюлинк“ в последний год существенно усилила возможности своей тестовой лаборатории. Разумеется, основная цель — это испытание решений, применяемых в проектах, но мы также готовы участвовать в заказном тестировании по инициативе самих российских разработчиков».

 

Однако в 2017 г., по мнению Александра Белова, никакого прорыва в том, что касается появления новых видов услуг, не предвидится. «Ниша системной интеграции продолжит уверенный рост. Возможно, увеличится доля заказной разработки ПО в контексте импортозамещения. Также может возникнуть необходимость провести дополнительное обучение персонала в компаниях, переходящих на импортозамещающие продукты», — подчеркивает Белов.

 

«Все чаще требуется высокоуровневая интеграция, когда предстоит внедрить систему в сложившийся ИТ-ланшафт клиента или объединить разрозненные системы в единый комплекс и надстроить над ним серьезную аналитику, — уверяет Никита Дергилев. — Применение концепции микросервисов в сочетании с классическими корпоративными интегрированными системами, использование параллельных вычислений в комбинации с унификацией и упрощением вычислительных узлов позволяют решать проблемы высоких нагрузок с использованием уже существующей инфраструктуры, а также использовать преимущества новых способов обработки данных (Big Data, Machine Learning и т. п.). Кроме того, они позволяют экономить на адаптации и модернизации ИТ под текущие потребности бизнеса. Дополнительно хотелось бы отметить большую востребованность технологий и услуг миграции с проприетарных ОС и баз данных на open source продукты».

 

Он считает, что продолжится и рост спроса на комплексный ИТ-аутсорсинг — «расширенную техническую поддержку, предусматривающую профессиональные консультации специалистов, мониторинг, плановое обслуживание, ремонт».

 

Дмитрий Ведев уверен: в целом рынок ИТ-услуг динамично трансформируется. Падение спроса на одни виды компенсируется появлением новых задач и услуг.

 

«Например, в 2015 г. мы предложили крупным корпоративным заказчикам решения по оптимизации и управлению ИТ-услугами, включая моделирование обеспеченности сервисными ресурсами и оптимизацию ресурсов, требуемых для предоставления ИТ-услуг, — рассказывает Ведев. — Другое интересное направление тесно связано с нашим „продуктовым“ бизнесом в области документооборота, хранилищ и архивов цифровых документов. Целый ряд наших заказчиков не ограничивается внедрением систем, а просит организовать сервис по ретроконверсии существующих бумажных архивов различных документов, а также оперативное сопровождение — перевод в электронный вид поступающих на предприятие документов».

 

«Системы становятся все сложнее, и людям труднее управлять ими, — напоминает Алексей Боррото-Якубовски. — Поэтому дальнейшее развитие получит автоматизация рутинных операций. Важный зарождающийся тренд — IoT (Internet of Things, Интернет вещей) или M2M-рынок (мachine-to-мachine), когда оборудование начнет общаться между собой само, без вмешательства человека. Пример из нашей области, из отрасли FMCG: холодильники и полки будут сами отсылать на сервер информацию о количестве оставшейся продукции. На Западе уже применяются электронные ценники. Чтобы поменять цену в магазинах, нужно только нажать на кнопку на клавиатуре. Яркий пример уже внедренного упрощенного M2M-взаимодействия — превентивный GPS-контроль. Долгие годы, даже десятилетия, GPS-контроль удаленных сотрудников строился по такому принципу: устройство торгового представителя фиксирует, где он совершает свои операции. Специальная программа в офисе сравнивает местоположение сотрудника и тех объектов, где он должен был работать. Расхождения показывались на карте или в таблицах, и руководитель решал, что с этим делать. Это реактивная реакция на какое-то отклонение в работе сотрудника. Превентивное, или проактивное, взаимодействие предполагает, что программа на мобильном устройстве не позволит начать выполнение необходимых операций, если человек находится не в том месте, где он должен быть. Сотрудник не сможет выполнять свои операции на удалении, большем, чем радиус погрешности, например 50 м. Так мы избавляем офисных работников от контроля вообще. Программа сама начнет контролировать сотрудника и не даст ему работать вне разрешенной зоны».

 

Дмитрий Исаев считает, что после того как клиенты стали переходить на использование облачных услуг, у них возник вопрос — какого провайдера выбрать, какой лучше. На рынке много компаний, предоставляющих схожие уровень сервиса и набор услуг.

 

«Мы думаем, что будущее за так называемыми облачными брокерами (cloud brokerage), — уточняет Исаев. — Это модель, в которой потребности клиента распределены по нескольким поставщикам услуг. Например, один провайдер предоставляет очень дешевое дисковое пространство для хранения данных, и клиент хранит у него резервные копии своих систем. Другой предлагает хорошее соотношение „цена/качество“, и клиент размещает у него свою основную инфраструктуру. А бизнес-критичные приложения находятся в приватном облаке, оборудование для которого установлено у клиента. И он может гибко управлять всем этим через свой личный кабинет, который предоставляется провайдером-агрегатором. Мы ждем роста спроса на cloud brokerage и развитие сопутствующих сервисов и продуктов».

 

«Во-первых, мы наблюдаем рост спроса на различные digital-решения. И это не только российская тенденция, а общемировая, например, в начале года мы успешно завершили проект по созданию цифрового банка Altyn-i в Казахстане, — рассказывает Андрей Солодилов. — Во-вторых, все стремятся повышать эффективность. Это выражается в росте числа заказов на системы, которые обеспечивают оптимизацию внутренних бизнес-процессов. При этом в целях экономии заказчики стараются использовать уже имеющееся оборудование, закупленное в докризисные годы, максимально развить его и доработать. Еще одна общая тенденция — это, конечно, курс на импортозамещение. Например, стало выгоднее разрабатывать решения на свободном программном обеспечении, чем закупать лицензии на зарубежное ПО и кастомизировать его. Но не могу сказать, что закон о предоставлении преференций российским разработчикам как-то отразился на нашей компании: наши планы не изменились, мы всегда успешно конкурировали с западными компаниями».

 

«По моему мнению, развития можно ожидать на следующих направлениях— переход к сервисам и в первую очередь к облачным продуктам и управляемым услугам, — говорит Никита Дергилев. — Заказчики постепенно будут переходить от собственных внутренних ИТ-проектов, требующих разработки и сопровождения, уникальных сложно развиваемых решений к более открытым, функционирующим на платформе сервисных провайдеров».

 

1 Hardware/Software.

2 Колокация, колокейшн — услуга, состоящая в том, что провайдер размещает оборудование клиента на своей территории (обычно в дата-центре), подключает его к электричеству, обеспечивает обслуживание и подключение к каналам связи с высокой пропускной способностью. Иногда указанное оборудование не принадлежит клиенту, а арендуется им у того же провайдера, в этом случае услуга называется «аренда выделенного сервера» (Википедия).

 

Источник: crn.ru

Назад