Санкции США против ФСБ создали риск для поставок электроники в Россию

Санкции США против Федеральной службы безопасности России (ФСБ), введенные бывшим президентом Бараком Обамой в самом конце 2016 года, могут обернуться непредвиденными последствиями для американских компаний и российских потребителей. Ввоз в Россию любых устройств с функцией шифрования — а это и мобильные телефоны, и планшеты, и даже обычные беспроводные мыши — подлежит обязательному согласованию с ФСБ (т.н. нотификации), но американским поставщикам теперь запрещено любое коммерческое взаимодействие с российской спецслужбой.

 

О риске административных контактов с ФСБ своих клиентов предупредили, например, юристы Baker McKenzie и написала в блоге Thomson Reuters специалист сервиса Thomson Reuters Tax & Accounting Мэри Брид. «Поскольку ФСБ выполняет определенные административные функции, такие как рассмотрение и одобрение коммерческих шифровальных продуктов для импорта и распространения в России, эффект для определенных американских компаний и лиц, ведущих бизнес в России, может быть существенным», — пишут юристы Baker McKenzie, добавляя, что технологическим компаниям США теперь может понадобиться обращаться за разрешением к OFAC (служба по санкциям Минфина США. — РБК), чтобы подавать соответствующие документы в ФСБ.

 

Значение для всей отрасли


Санкции OFAC, запретившие американским компаниям взаимодействовать с ФСБ, потенциально затрагивают очень большое число американских предприятий — «практически всю индустрию», утверждает источник РБК в отрасли международного юридического консалтинга. По его словам, эта информация активно обсуждается участниками рынка, «вся индустрия об этом прекрасно знает». Представитель крупного зарубежного производителя телефонов, пожелавший сохранить анонимность, говорит РБК, что менеджеры их штаб-квартиры сейчас анализируют ситуацию. Он пояснил, что без получения нотификации ФСБ новая модель смартфона или другого устройства, содержащего модуль шифрования, не может поставляться на российский рынок. «Чтобы получить нотификацию, мы отправляем в ФСБ заявку, в которой содержится информация о весе, размере устройства, алгоритме шифрования модулей Wi-Fi, Bluetooth и GSM (беспроводные технологии передачи данных. — РБК), о том, на какой операционной системе оно работает», — перечисляет собеседник РБК. Нотификация не требует уплаты госпошлины, а ответ обычно приходит через две недели, уточнил он. Даже если услуга бесплатная, это все равно считается «транзакцией», которая может быть запрещена санкциями, говорит РБК глава вашингтонской юрфирмы Ferrari and Associates, специализирующейся на санкциях, Эрих Феррари.

 

Важно различать лицензирование и нотификацию, рассказывает РБК исполнительный директор ГК «Юко» (занимается помощью в оформлении лицензий, сертификатов, в том числе нотификаций ФСБ) Станислав Кузнецов. Обе процедуры курирует Центр по лицензированию, сертификации и защите государственной тайны ФСБ, но в первом случае речь идет о разрешении на поставку в Россию устройств, у которых криптографические функции первичны (это, например, большинство сетевых продуктов американской Cisco), а во втором — о поставках устройств, где криптография носит побочный характер (те же мобильные телефоны, ноутбуки и прочие потребительские гаджеты). Но непосредственно американские производители сейчас уже не подают нотификации в ФСБ — это, как правило, делают их российские юрлица или представители по доверенности. Так что контакт изготовителей в США с ФСБ носит лишь опосредованный характер, отмечает Кузнецов.

 

От телефонов до томографов

 

Получение нотификаций для ввоза в Россию (Таможенный союз) американских технологических товаров — распространенная практика. В реестре нотификаций Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) зарегистрированы соответствующие разрешения для таких продуктов, как iPhone, iPad, iPod и MacBook от Apple, операционная система Android от Google, ноутбуки и межсетевые экраны Dell, серверы HP, Cisco и Intel, антивирусное ПО от Symantec, видеокамеры GoPro, операционная система Linux 7 от Oracle America, компьютерные томографы General Electric, медицинское оборудование Medtronic и других, видно из реестра. Эти разрешения получены в разное время и действуют до 2020–2030 годов. С 29 декабря 2016 года, когда были введены санкции против ФСБ, в реестре были зарегистрированы 13 новых нотификаций, но ни одной в интересах американских производителей, подсчитал РБК. Представитель ЕЭК не смог уточнить, подавали ли американские компании нотификации с начала 2017 года.

 

Представители Google, HP, Symantec, Oracle и Medtronic отказались комментировать потенциальные риски для себя в связи с включением ФСБ в санкционный список. Представители Apple, Intel, General Electric и GoPro не ответили на вопросы РБК. Представитель Dell заявил, что «все процессы нотификации происходят в штатном режиме и о каких-либо возможных сложностях ему не известно».

 

Помимо нотификаций ФСБ также выдает сертификаты на средства защиты информации. Среди американских производителей в специальном перечне ФСБ по состоянию на 1 декабря 2016 года (то есть еще до американских санкций) упоминается Microsoft (с операционными системами Windows 7 и Windows 8 разных модификаций, программным обеспечением для серверов). Как пояснил РБК один из участников рынка, такой сертификат необходим, например, для поставки программного обеспечения государственным органам. Представитель Microsoft отказался от комментариев.

 

Наказали свой бизнес

 

Запрет на взаимодействие с ФСБ может стать проблемой для американского бизнеса, сказал РБК Феррари из Ferrari and Associates. «На мой взгляд, OFAC может вскоре выдать генеральную лицензию на взаимодействие с ФСБ или дать разъяснения по введенным запретам, если служба уже этого не предусмотрела», — говорит он. Клиф Бернс из Bryan Cave считает, что такие последствия для американских поставщиков — непреднамеренный эффект санкций (их прямой целью было заблокировать сделки в интересах ФСБ). «Вероятно, OFAC, внося в санкционный список ФСБ, не стремилась преднамеренно к такому эффекту, как создание помех для американских компаний при экспорте в Россию криптографических продуктов, поэтому есть определенный шанс, что впоследствии будет выпущена генеральная лицензия, разрешающая американским компаниям взаимодействие с ФСБ в пределах получения разрешительной документации», — рассуждает он.

 

Представитель OFAC не ответил на запрос РБК. В ведомстве сейчас происходит смена команды в связи с приходом в Белый дом нового президента Дональда Трампа. РБК также направил запрос в центр общественных связей ФСБ, но пока не получил ответа.

 

В конце 2016 года OFAC издала генеральную лицензию, разрешившую американским компаниям вести дела с ФАУ «Главгосэкспертиза России» (орган, осуществляющий экспертизу проектной документации объектов, строительства, реконструкции, объектов обороны и безопасности, автомобильных дорог федерального значения) на всей территории России, кроме Крыма. Главгосэкспертиза была внесена в санкционный список OFAC в сентябре из-за участия в проекте Керченского моста. Как говорил глава Американской торговой палаты (AmCham) в России Алексис Родзянко, палата лоббировала для нее исключение.

 

Сейчас ситуацию осложняет тот факт, что в начале января 2017 года в свой санкционный список Entity List Федеральную службу безопасности добавило и бюро по индустрии и безопасности (BIS), специальное подразделение Минторга США. Санкции по линии BIS запрещают любой экспорт американских товаров, программного обеспечения и услуг для ФСБ (даже если поставщик не американская компания). Но поскольку при подаче нотификаций компании раскрывают перед ФСБ определенную техническую информацию о шифровальных продуктах, это может считаться запрещенной передачей технологий и требовать отдельных разрешений BIS, говорит РБК Бернс из Bryan Cave.

 

Источкни: rbc.ru

Назад